Помощь Юриста

Недействительный договор дарения

Pin
Send
Share
Send
Send


Об актуальных изменениях в КС узнаете, став участником программы, разработанной совместно с ЗАО "Сбербанк-АСТ". Слушателям, успешно освоившим программу выдаются удостоверения установленного образца.

Лекторы – ведущие эксперты, непосредственные разработчики законов:
В. В. Витрянский, Л. Ю. Михеева, Е. А. Суханов, А. А. Маковская. Принять участие можно очно/ онлайн или в записи, в любой точке страны!

Апелляционное определение СК по гражданским делам Верховного Суда Республики Башкортостан от 19 марта 2015 г. по делу N 33-2632/2015 (ключевые темы: договор дарения - притворная сделка - дарение - договор дарения доли - последствия недействительности сделки)

Апелляционное определение СК по гражданским делам Верховного Суда Республики Башкортостан от 19 марта 2015 г. по делу N 33-2632/2015

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики Башкортостан в составе:

председательствующего Науширбановой З.А.

судей Голубевой И.В.

при секретаре Гафуровой Е.В.

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по апелляционной жалобе Синяковой Л.Р. на решение Калининского районного суда адрес Республики Башкортостан от дата, которым постановлено:

в удовлетворении исковых требований Синяковой Л.Р., действующей в интересах несовершеннолетнего ФИО2 к Галиной Г.Ф., Имамутдиновой Р.П. о признании договора дарения заключенного между Галиной Г.Ф. и Имамутдиновой Р.П. ничтожным в силу притворности и применении последствий недействительности сделки отказать за необоснованностью.

Заслушав доклад судьи Голубевой И.В., судебная коллегия

Синякова Л.Р., действующая в интересах несовершеннолетнего ФИО2, обратилась в суд с иском к Галиной Г.Ф., Имамутдиновой Р.П. о признании ничтожным договора дарения. В обоснование иска указала, что собственником квартиры, расположенной по адресу: адрес являлась Сорокоумова Р.М., которая умерла дата После смерти Сорокоумовой Р.М. наследниками по . доли имущества являлись: мать умершей - Имамутдинова Р.П. и супруг - Сорокоумов В.И., который умер дата. После смерти Сорокоумова В.И. право собственности на . доли в квартире приобрел его сын Сорокоумов Н.Д., что подтверждается свидетельством о государственной регистрации права от дата В дата г. истица обнаружила в квартире по адресу: адрес посторонних людей, которые ей пояснили, что Имамутдинова Р.П. подарила принадлежащую ей долю в квартире Галиной Г.Ф. Однако данные обстоятельства вызывают сомнение, так как Имамутдинова Р.П. неоднократно высказывала мысли, что долю в квартире она подарит правнуку, то есть сыну истицы - Сорокоумову Н.Д., но в последнее время отношения между ними испортились. У Имамутдиновой Р.П. помимо правнука, также имеется внук, в связи, с чем подарить квартиру постороннему человеку она не могла. Данную квартиру она продала, при этом оформив договор дарения, чтобы не предлагать истице преимущественное право покупки. В связи с изложенным считает, что спорный договор дарения является недействительным в силу ничтожности, и не влечет юридических последствий с момента его заключения. На основании вышеизложенного, истица просила признать договор дарения заключенный между Галиной Г.Ф. и Имамутдиновой Р.П., ничтожным, применить последствия недействительности сделки.

Судом вынесено вышеуказанное решение.

В апелляционной жалобе Синякова Л.Р. просит отменить решение суда, считая его незаконным и необоснованным. В обоснование жалобы указала, что в судебном заседании Имамутдинова Р.П. фактически признала иск, указав, о передаче ей денежных средств, из открытого счета в ОАО "Сбербанк России" видно, что дата Имамутдинова Р.П. внесла на счет . , после на ее счет поступали еще денежные средства по . руб., Галина Г.Ф. подтвердила в суде, что перечисляла денежные средства Имамутдиновой Р.П. в размере . руб. за квартплату, считает что сделка является притворной.

Лица, участвующие в деле, надлежащим образом извещены о времени и месте рассмотрения дела. Судебная коллегия, руководствуясь ст.ст.167 , 327 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, считает возможным рассмотреть дело в отсутствие неявившихся лиц.

Проверив материалы дела, выслушав Синякову Л.Р., ее представителей Белякову Э.А., Хисамова В.Р., поддержавших доводы жалобы, представителя Имамутдиновой Р.П. - Окишеву М.П., полагавшую решение подлежащем отмене, Галину Г.Ф., полагавшую решение законным и обоснованным, обсудив доводы апелляционной жалобы, судебная коллегия приходит к следующему.

В соответствии со статьей 195 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации решение суда должно быть законным и обоснованным. Согласно разъяснениям Пленума Верховного Суда РФ "О судебном решении" законным является решение, принятое судом в точном соответствии с действующими нормами материального и процессуального права, которые подлежат применению к данному правоотношению, или основано на применении в необходимых случаях аналогии закона и аналогии права.

Решение является законным в том случае, когда оно принято при точном соблюдении норм процессуального права и в полном соответствии с нормами материального права, которые подлежат применению к данному правоотношению, или основано на применении в необходимых случаях аналогии закона или аналогии права ( часть 1 статьи 1 , часть 3 статьи 11 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Решение является обоснованным тогда, когда имеющие значение для дела факты подтверждены исследованными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости, или обстоятельствами, не нуждающимися в доказывании ( статьи 55 , 59 - 61 , 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации), а также тогда, когда оно содержит исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных фактов.

Оспариваемое решение указанным требованиям отвечает не в полной мере.

Отказывая в удовлетворении иска Синяковой Л.Р., суд первой инстанции исходил из того, что стороны заключили договор дарения, доказательств заключения сторонами договора купли-продажи указанной доли квартиры, не имеется.

Судебная коллегия не может согласиться с указанным выводом суда.

В соответствии со ст. 209 ГК РФ собственнику принадлежат права владения, пользования и распоряжения своим имуществом, собственник вправе по своему усмотрению совершать в отношении принадлежащего ему имущества любые действия, не противоречащие закону и иным правовым актам, в том числе - отчуждать свое имущество в собственность другим лицам.

Согласно п. 2 ст. 244 ГК РФ имущество может находиться в общей собственности с определением доли каждого из собственников в праве собственности (долевая собственность) или без определения таких долей (совместная собственность).

В соответствии с п. 2 ст. 246 ГК РФ участник долевой собственности вправе по своему усмотрению продать, подарить, завещать, отдать в залог свою долю либо распорядиться ею иным образом с соблюдением при ее возмездном отчуждении правил, предусмотренных статьей 250 данного Кодекса .

Согласно п. 1 ст. 572 ГК РФ по договору дарения одна сторона (даритель) безвозмездно передает или обязуется передать другой стороне (одаряемому) вещь в собственность либо имущественное право (требование) к себе или к третьему лицу либо освобождает или обязуется освободить ее от имущественной обязанности перед собой или перед третьим лицом.

При наличии встречной передачи вещи или права либо встречного обязательства договор не признается дарением. К такому договору применяются правила, предусмотренные пунктом 2 статьи 170 данного Кодекса.Таким образом, названными нормами установлен обязательный признак договора дарения -безвозмездный характер передачи имущества, заключающийся в отсутствии встречного предоставления. Если же дарение формально обусловлено совершением каких-либо действий другой стороной, то оно квалифицируется как притворная (ничтожная) сделка.

Согласно ст. 166 ГК РФ сделка недействительна по основаниям, установленным законом, в силу признания ее таковой судом (оспоримая сделка) либо независимо от такого признания (ничтожная сделка).

Недействительная сделка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью, и недействительна с момента ее совершения. При недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке, а в случае невозможности возвратить полученное в натуре (в том числе тогда, когда полученное выражается в пользовании имуществом, выполненной работе или предоставленной услуге) возместить его стоимость в деньгах - если иные последствия недействительности сделки не предусмотрены законом ( ст. 167 ГК РФ).

В соответствии со ст. 170 ГК РФ притворная сделка, то есть сделка, которая совершена с целью прикрыть другую сделку, ничтожна. К сделке, которую стороны действительно имели в виду, с учетом существа сделки, применяются относящиеся к ней правила.

Из материалов дела следует, что Имамутдиновой Р.П. на праве собственности ранее принадлежала . доли однокомнатной квартиры расположенной по адресу: адрес (оборот л.д. 24).

Согласно свидетельства о праве на наследство по закону от дата года, Сорокоумов Н.Д. является собственником другой . доли в однокомнатной квартире расположенной по адресу: адрес (л.д. 7).

дата между Имамутдиновой Р.П. и Галиной Г.Ф. был заключен договор дарения, по условиям которого Имамутдинова Р.П. подарила Галиной Г.Ф. принадлежащую ей на праве собственности . доли однокомнатной квартиры, расположенной по адресу: адрес, общей площадью . кв.м., который зарегистрирован в установленном законом порядке (л.д. 53).

В обоснование доводов жалобы Синякова Л.Р. указывает, что между Имамутдиновой Р.П. и Галиной Г.Ф. фактически был заключен договор купли-продажи . доли в спорной квартире.

Судебная коллегия находит заслуживающим внимание указанный довод апелляционной жалобы, поскольку из представленной суду выписки по счету из ОАО "Сбербанк России" за период с дата по дата года, усматривается, что в день совершения сделки - дата Имамутдиновой Р.П. был открыт в ОАО "Сбербанк России" счет, на который была перечислена денежная сумма в размере . рублей (л.д. 98).

Какие-либо сведения об источнике происхождения значительной суммы денежных средств, принадлежащих Имамутдиновой Р.П., судебной коллегии не были представлены.

Учитывая, что денежные средства в размере . руб. поступили на счет Имамутдиновой Р.П. именно в день оформления сделки, судебная коллегия приходит к выводу о том, что денежные средства были предназначены за . долю спорной квартиры.

При этом, судебная коллегия также исходит из того, что Имамутдинова Р.П. проживала в спорном жилом помещении длительное время, какие-либо родственные отношения, связывающие Имамутдинову Р.П., как дарителя и Галину Г.Ф. одаряемого, отсутствовали. Кроме того, в апелляционной инстанции установлено, что Имамутдинова Р.П. является пожилым человеком, ей . лет, она плохо слышит, в силу возраста нуждается в уходе посторонних лиц.

Из объяснений представителя Имамутдиновой Р.П. - Окишевой М.П., данных в суде апелляционной инстанции также усматривается, что Имамутдинова Р.П. в силу своего возраста не понимает что ей говорят, она плохо говорит, фактически была совершена купля-продажа доли в квартире. Денежные средства в размере . руб. Имамутдинова Р.П. перечислила дочери в адрес.

Таким образом, показания представителя ответчика подтверждают доводы истицы о том, что договор дарения не был безвозмездным, заключался под условием материальной выгоды.

Суд первой инстанции не учел, что в соответствии с п. 2 ч. 1 ст. 572 ГК РФ при наличии встречной передачи вещи или права либо встречного обязательства договор не признается дарением. К такому договору применяются правила, предусмотренные пунктом 2 статьи 170 настоящего Кодекса, согласно которому притворная сделка, то есть сделка, которая совершена с целью прикрыть другую сделку, ничтожна.

При таких обстоятельствах судебная коллегия считает, что требования Синяковой Л.Р. о признании договора дарения от дата недействительным, подлежат удовлетворению, поскольку сделка по дарению, совершенная между Имамутдиновой Р.П. и Галиной Г.Ф. является мнимой.

При таких обстоятельствах судебная коллегия считает, что заключенный между Имамутдиновой Р.П. и Галиной Г.Ф. договор дарения . доли в праве собственности на жилое помещение является притворной сделкой, прикрывающей действительные намерения сторон, направленные на заключение договора купли-продажи данного имущества и создание соответствующих последствий, указанный договор купли-продажи был реально сторонами исполнен, денежные средства покупателем переданы продавцу, а приобретенное имущество - покупателю, в связи с чем решение суда подлежит отмене, с вынесением нового решения о частичном удовлетворении исковых требований Синяковой Л.Р., действующей в интересах несовершеннолетнего ФИО2, к Галиной Г.Ф., Имамутдиновой Р.П. о признании договора дарения . доли адрес, заключенного дата между Имамутдиновой Р.П. и Галиной Г.Р. ничтожным и признании заключенным договора купли-продажи . доли спорной квартиры.

Вместе с тем, исковые требования Синяковой Л.Р. о применении последствий недействительности сделки, не подлежат удовлетворению по следующим основаниям.

Последствием недействительности притворной сделки является применение к отношениям сторон не правил о реституции, а правил той сделки, которую они имели в виду. Реституция в соответствии с пунктом 2 статьи 167 ГК РФ может быть применена в этом случае, когда сделка, которую прикрывает притворная, также недействительна.

Поэтому при притворном характере договора дарения, заключенного между Имамутдиновой Р.П. и Галиной Г.Ф., прикрывающего собой договор купли-продажи, применение последствий в виде реституции невозможно, поскольку ничтожность притворной сделки не свидетельствует о ничтожности прикрываемой сделки. Если прикрываемая сделка является действительной, то к ней не могут применяться последствия недействительности сделки, предусмотренные статьей 167 ГК РФ.

Руководствуясь ст.ст. 328-330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

решение Калининского районного суда адрес Республики Башкортостан от дата отменить.

Принять по делу новое решение.

Исковые требования Синяковой Л.Р., действующей в интересах несовершеннолетнего ФИО2 к Галиной Г.Ф., Имамутдиновой Р.П. удовлетворить частично.

Признать договор дарения . доли адрес, заключенный дата между Имамутдиновой Р.П. и Галиной Г.Ф. - ничтожным.

Признать заключенным договор купли-продажи . доли адрес, между Имамутдиновой Р.П. и Галиной Г.Ф..

В удовлетворении исковых требований Синяковой Л.Р., действующей в интересах несовершеннолетнего ФИО2 к Галиной Г.Ф., Имамутдиновой Р.П. о применении последствий недействительности сделки - отказать.

Основания недействительности договора дарения

Законодатель, нормами ГК, определил достаточно широкий перечень оснований для признания недействительным договора дарения. Так, для признания такой недействительности могут быть применены как общие для всех гражданских сделок, определенные главой 9 ГК, так и специальные основания, определенные в главе 32 ГК. Нужно понимать, что специальные основания действуют в рамках общих и расширяют их.

Так, в качестве причин для признания недействительности дарения следует выделить обстоятельства, когда:

  • Договор дарения не соответствует нормам закона и иным нормативным актам (ст. 168 ГК). Указанное основание занимает особое место, поскольку обобщает все последующие основания и применяется в случае отсутствия более специальной нормы для признания недействительности.
  • Договор дарения противоречит нравственности и основамправопорядка (ст. 169 ГК). Редко применяемое основание, направленное на антисоциальные сделки. Содержит исключительные для гражданского права конфискационные последствия.
  • Договор дарения является мнимым или притворным (ст. 170 ГК). Распространенное на практике основание, применяется в случаях, когда дарение совершается для создания иллюзии его последствий или прикрытия любой другой сделки.
  • Договор дарения совершен недееспособным, малолетним, несовершеннолетним или ограниченным в дееспособности лицом (ст. ст. 171, 172, 175, 176 ГК). Все указанные лица имеют общую черту — отсутствие полного объема дееспособности, что, согласно п. 1 ст. 575 ГК, запрещает им совершать дарение. Отметим, что в отношении несовершеннолетних и ограниченных в дееспособности лиц, такая недействительность считается оспоримой и только их законными представителями.
  • Договор дарения совершен лицом, которое не понимало сути значения участия в данной сделке (ст. 177 ГК). Не стоит путать данное непонимание с недееспособностью — оно должно наступать ввиду внешних обстоятельств, которые привели лицо в такое состояние.
  • Дарение совершено лицом, под влиянием заблуждения (ст. 178 ГК). Наличие указанного основания предполагает наличие порока воли — на совершение лицом дарения повлияли обстоятельства, относительно сути которых у такого лица было ошибочное понимание.
  • Договор дарения совершен под влиянием угрозы, обмана, насилия или стечения тяжелых обстоятельств (ст. 179 ГК). Такие внешние факторы, как угроза, насилие и обман, не дают лицу выразить свое истинное волеизъявление, относительно совершаемого дарения. Так, имеет место дефект воли стороны дарения, что определяет его недействительность.
  • Договор дарения заключен с условием о наличии встречного представления или обязанности одаряемого (п. 1 ст. 572 ГК). Указанное специальное основание нарушает основной признак дарения — безвозмездность и корреспондирует со п. 2 ст. 170 ГК, так как возмездность дарения определяет его притворность.
  • Договор дарения содержит обещание подарить все имущество (п. 2 ст. 572 ГК). Данное специальное основание предполагает, что стороны не пришли к консенсусу относительно единственного существенного условия дарения — его предмета (ст. 432 ГК), что по факту, является единственным основанием для признания договора заключенным.
  • Договор дарения содержит обещание подарить имущество после смерти дарителя (п. 3 ст. 572 ГК). Законодатель прямо указывает на ничтожность такого договора, и требует применения к нему норм о наследовании.
  • Договор дарения совершен устно, в то время как законодатель требует письменного оформления (п. 2 ст. 574 ГК). Данное основание корреспондирует со ст. 168 ГК и относится к консенсуальным договорам и договорам, где дарителем выступает организация.
  • Договор дарения совершен лицами, которым или в отношении которых это запрещено (ст. 575 ГК). Основание расширяет перечень лиц, указанных в ст. ст. 171, 172, 175, 176 ГК, определяя не только тех, кто не может выступать дарителями, но и тех, кому запрещено принимать подарки ввиду тех или иных обстоятельств.

Об этом факте узнал бывший муж К. — отец М. Несмотря на то, что он не жил вместе со своей дочерью, являясь одним из ее родителей, он также являлся ее законным представителем. Реализуя возможность законного представителя на защиту имущественных прав своего ребенка, в соответствии со ст. 52 ГПК, отец М. подал иск в суд в отношении К. и ее сожителя, с целью признать заключенный ей договор недействительным и вернуть автомобиль в собственность его подопечной — малолетней М.

В обоснование своей позиции отец М, ссылался на прямое указание ничтожности такой сделки в ст. 172 ГК РФ, ввиду ее совершения малолетним лицом, поскольку по факту, дарителем в сделке выступала собственница автомобиля М. а К. лишь представляла ее интересы. Кроме того, отец М. ссылался на прямое указание о запрете подобного дарения в ст. п. 1 ст. 575 ГК, определяющей невозможность дарения от представителя малолетнего лица. На основании этого, отец М. требовал подтвердить недействительность заключенной сделки, и руководствуясь п. 2 ст. 167 ГК, обязать сожителя К. вернуть автомобиль в собственность М., а при невозможности этого — возместить его фактическую стоимость. Ответчики — К. и ее сожитель в заседание не явились.

Суд, выслушав доводы отца М., счел их достаточными для признания недействительности и вынес решение, которым удовлетворил его требования в полном объеме.

Оспоримость и ничтожность договора дарения

Согласно ст. 166 ГК, законодатель делит все недействительные договоры дарения на две категории — оспоримые и ничтожные договоры. В качестве критериев, по которым производится деление на указанные категории, законодатель приводит порядок признания недействительности таких сделок, а также круг лиц, которые могут использовать такой порядок. Так, оспоримые сделки могут быть признаны недействительными только по решению судебного органа, в то время как ничтожные являются таковыми по предписанию закона, т.е. вне зависимости от мнения суда по данному поводу.

Согласно п. 4 ст. 166 ГК, суд вправе самостоятельно применить последствия недействительности к ничтожной сделке, если того требует защита публичных интересов. В отношении оспоримых сделок, признание недействительности и применение ее последствий допустимо только по иску указанных конкретных лиц — по инициативе суда это не предусмотрено.

Кроме того, разделение недействительных сделок дарения на указанные категории нашло отражение и в сроке исковой давности, в течение которого заинтересованные лица могут оспаривать дарение. Так, согласно ст. 181 ГК, ничтожное дарение может быть оспорено в течение 3 лет с того момента, когда лицо узнало о нарушении своих прав, в то время, как в отношении оспоримых сделок, таким лицам предоставлен лишь 1 год.

Апелляционное определение СК по гражданским делам Красноярского краевого суда от 22 апреля 2015 г. по делу N 33-3946/2015 (ключевые темы: договор дарения - дарение - подписание договора - сделки - заблуждение)

Апелляционное определение СК по гражданским делам Красноярского краевого суда от 22 апреля 2015 г. по делу N 33-3946/2015

Судебная коллегия по гражданским делам Красноярского краевого суда в составе:

председательствующего Паюсовой Е.Г.

судей Макаровой Ю.М., Русанова Р.А.

при секретаре Шамбер Ю.А.

выслушав в открытом судебном заседании по докладу Паюсовой Е.Г.

дело по иску Бубенчиковой В.Н. к Ворониной Т.М. , Семеновой Т.В. о признании договоров дарения недействительными,

по апелляционной жалобе ответчиков

на решение Центрального районного суда гор. Красноярска от 16 февраля 2015 года, которым постановлено:

Исковые требований Бубенчиковой В.Н. удовлетворить.

Признать недействительным договор дарения, заключенный 20 апреля 2011 года, между Бубенчиковой В.Н. и Ворониной Т.М. и договор дарения, заключенный между Ворониной Т.М. и Семеновой Т.В. в отношении объекта недвижимого имущества- "адрес" применить последствия недействительности сделок путем приведения сторон в первоначальное положение, возвратив объект недвижимости - "адрес" в собственность Бубенчиковой В.Н. .

Данное решение является основанием для внесения записи в Единый государственный реестр прав на недвижимое имущество и сделок с ним о прекращении права собственности Семеновой Т.В. на объект недвижимости- "адрес" и о праве собственности на данный объект Бубенчиковой В.Н.

Выслушав докладчика, судебная коллегия

Бубенчикова В.Н., 1931 года рождения, обратилась в суд с иском к Ворониной Т.М., Семеновой Т.В. о признании недействительными договоров дарения квартиры. Требования мотивировала тем, что ей на праве собственности принадлежала "адрес", которую она завещала своей внучке. В этот период к ней стала приходить в гости знакомая Ворониной Т.М. , которая говорила истице, что внучке она не нужна, что истица может одна умереть в квартире и никто об это не узнает, убеждала истицу переписать на нее квартиру и обещала, что в этом случае истица ни в чем не будет нуждаться, она будет за ней ухаживать, оплачивать коммунальные платежи, содержать квартиру. С этой целью Воронина пыталась делать в квартире ремонт, отвезла истицу в какие то учреждения, где она подписывала какие то бумаги. Но своих обязательств Воронина не исполнила, стала приходить к истице все реже, потом вообще перестала ее посещать, коммунальные платежи истица оплачивает из своей пенсии. Истице стало известно, что Воронина переоформила ее квартиру на Семенову Т.В., с которой Бубенчикова не знакома. Истице стало страшно, что придет незнакомый человек и выгонит ее из квартиры, она живет в постоянном страхе, из-за чего ухудшилось здоровье.

В дальнейшем истица уточнила требования, указав, что подписала договор дарения под моральным убеждением со стороны Ворониной, которая ввела ее в заблуждение, обещав оказывать уход и помощь. В момент подписания договора истица находилась в подавленном моральном состоянии, поскольку с ней перестала общаться ее внучка. Подписывая договор дарения истица была уверена, что подписывает документы на оформление льгот. Став собственником квартиры ни Воронина, ни Семенова ни разу не заплатили за коммунальные и иные платежи, фактически во владение и пользование квартирой не вступили. В настоящее время истица фактически является бездомной, поскольку собственники квартиры имеют право в любое время выселить ее. Действия ответчиков, которые обещали истице уход и содержание должны быть классифицированы как сокрытие сделки ренты, в силу чего договор дарения является еще и притворной сделкой. Договор дарения не соответствовал воле истицы и был заключен под влиянием обмана.

Просила признать недействительным заключенный между истицей и ответчицей Ворониной договор дарения в отношении квартиры по "адрес" и заключенный последующем договор дарения указанного жилого помещения между Ворониной Т.М. и Семеновой Т.В.

Судом постановлено приведенное выше решение.

В апелляционной жалобе ответчики просят отменить решения, указывая на несоответствие выводов суда обстоятельствам дела. Истица при заключении договора дарения осознавала характер сделки и желала ее заключения. Следует учесть, что за пять дней до подписания договора дарения истица выдала завещание на Воронину, при оформлении которого нотариус разъяснила ей суть сделки. Приняв решение подарить квартиру Ворониной, истица оформила доверенность на Воронину на сбор документов, текст которой также был разъяснен нотариусом. Истица сама розыскала ответчицу с которой они раньше вместе работали. Допрошенные судом свидетели подтвердили, что Воронина ухаживала за истицей. Медицинских документов, которые свидетельствовали бы о том, что по своему состоянию истица в момент заключения договора дарения не могла осознавать характер своих действий не представлено. Свидетель ФИО, общавшийся с истицей весной 2011 года подтвердил, что истица была адекватна и в мыслях не терялась. Ответчики никогда не заявляли истице и никогда не предпринимали попыток к ее выселению из истицы. До настоящего времени Бубенчикова сохраняет регистрацию в квартире. Суд необоснованно отказал в применении срока исковой давности. Из пояснений самой истицы данных в судебном заседании в декабре 2014 года, следует, что она в апреле 2011 года осознавала, что совершила сделку, в результате которой перестала быть собственником квартиры. Доказательств наличия уважительных причин для восстановления срока исковой давности не представлено.

Проверив решение суда по правилам апелляционного производства, обсудив доводы апелляционной жалобы, выслушав ответчицу Семенову Т.В., представителя ответчиков на основании ордера Насырова М.Д., поддержавших доводы апелляционной жалобы, истицу судебная коллегия не находит оснований к его отмене.

В соответствии со ст. 166 ГК РФ сделка недействительна по основаниям, установленным настоящим Кодексом , в силу признания ее таковой судом (оспоримая сделка) либо независимо от такого признания (ничтожная сделка).

В силу ст. 179 ГК РФ, сделка, совершенная под влиянием обмана, насилия, угрозы, злонамеренного соглашения представителя одной стороны с другой стороной, а также сделка, которую лицо было вынуждено совершить вследствие стечения тяжелых обстоятельств на крайне невыгодных для себя условиях, чем другая сторона воспользовалась (кабальная сделка), может быть признана судом недействительной по иску потерпевшего.

Согласно ст. 177 ГК РФ сделка, совершенная гражданином, хотя и дееспособным, но находившимся в момент ее совершения в таком состоянии, когда он не был способен понимать значение своих действий или руководить ими, может быть признана судом недействительной по иску этого гражданина либо иных лиц, чьи права или охраняемые законом интересы нарушены в результате ее совершения.

В силу ч.1 ст. 178 ГК РФ сделка, совершенная под влиянием заблуждения, может быть признана судом недействительной по иску стороны, действовавшей под влиянием заблуждения, если заблуждение было настолько существенным, что эта сторона, разумно и объективно оценивая ситуацию, не совершила бы сделку, если бы знала о действительном положении дел.

В соответствии с ч. 2 ст. 170 ГК РФ, притворная сделка, то есть сделка, которая совершена с целью прикрыть другую сделку, ничтожна. К сделке, которую стороны действительно имели в виду с учетом существа сделки, применяются относящиеся к ней правила.

Согласно ч.1 ст. 572 ГК РФ по договору дарения одна сторона (даритель) безвозмездно передает или обязуется передать другой стороне (одаряемому) вещь в собственность либо имущественное право (требование) к себе или к третьему лицу либо освобождает или обязуется освободить ее от имущественной обязанности перед собой или перед третьим лицом.

Как правильно установлено судом, истица Бубенчикова В.Н., "дата" года рождения на основании договора на передачу жилого помещения в собственность граждан от 1.11.1998 года имела в собственности квартиру "адрес", которую по завещанию от 15.04.2011 года завещала Ворониной Т.М. 20.04.2011 года между истицей и Ворониной Т.М. был подписан договор дарения в отношении вышеуказанного жилого помещения, в соответствии с которым Бубенчикова В.Н. подарила квартиру ответчице. В свою очередь Воронина Т.М. по договору дарения от 31.01.2013 года передала спорную квартиру в дар Семеновой Т.В.

Проанализировав представленные по делу письменные доказательства, доводы и возражения сторон, показания свидетелей допрошенных в ходе судебного разбирательства, суд пришел к обоснованному выводу о правомерности заявленных истцом требований.

Судебная коллегия соглашается с выводами суда, усматривая наличие доказательств совершения сделки истцом под влиянием заблуждения.

По смыслу ст. 178 ГК РФ заблуждение относительно условий сделки, ее природы должно иметь место на момент совершения сделки и быть существенным. Сделка считается недействительной, если выраженная в ней воля стороны неправильно сложилась вследствие заблуждения и повлекла иные правовые последствия, нежели те, которые сторона действительно имела в виду. Под влиянием заблуждения участник сделки помимо своей воли составляет неправильное мнение или остается в неведении относительно тех или иных обстоятельств, имеющих для него существенное значение, и под их влиянием совершает сделку, которую он не совершил бы, если бы не заблуждался.

Исходя из положений статей 167 , 178 , 572 ГК РФ юридически значимыми обстоятельствами для вывода о состоявшемся договоре дарения является действительная общая воля сторон с учетом цели договора.

В данном случае совокупностью представленных по делу доказательств подтверждается обоснованность выводов суда о доказанности заблуждений истца относительно природы заключаемой им сделки.

Преклонный возраст истицы на момент заключения оспариваемой сделки ( 80 лет), что затрудняет ориентированность в практических вопросах, делали невозможным должное восприятие сути содержания сделки и понимание ее правовых последствий.

Оценивая заключенную между истцом и ответчиком Ворониной сделку дарения спорного жилого помещения на предмет соответствия закону, суд обоснованно исходил из того, что правовой сущностью договора дарения является безвозмездная передача имущества от дарителя в собственность к одаряемому.

Совершая дарение, даритель должен осознавать прекращение своего вещного права на объект дарения и отсутствие каких-либо притязаний на подаренное имущество. В свою очередь, на одаряемом лежит обязанность по фактическому принятию дара, то есть совершению действий, свидетельствующих о вступлении в права владения, пользования и распоряжения подаренным имуществом.

В данном случае из представленных по делу доказательств следует, что передачи имущества по договору как таковой не состоялось. Воронина в спорную квартиру не вселялась, расходов по ее содержанию не несла, т.е. фактически не вступала в пользование жилым помещением. Истица продолжает проживать по указанному адресу, несмотря на регистрацию права собственности ответчика на квартиру, и нести бремя содержания жилья.

Таким образом, после подписания договора дарения, его стороны не совершали действий по исполнению сделки. Данные обстоятельства правомерно расценены судом как отсутствие у сторон намерений исполнять совершенную сделку и как следствие создать ее правовые последствия. Как установлено по делу, подписывая договор дарения истица ввиду стечения тяжелых жизненных обстоятельств, а именно, необходимость в постоянном постороннем уходе по состоянию здоровья, утрате контактов с родственниками, рассчитывала на материальную помощь и уход со стороны ответчицы, не предполагала, что последняя может распорядиться ее квартирой, что является существенным для истицы, являющейся одиноким пожилым человеком нуждающимся в уходе, не имеющим другого жилья. Следует учесть, что договором дарения не предусмотрено сохранение за истицей права пользования данным жильем, т.е. договор дарения заключен на крайне невыгодных условиях для истицы условиях.

При указанных обстоятельствах, принимая во внимание состояние здоровья истца, преклонный возраст, юридическую неграмотность, заключение договора на крайне невыгодных условиях, что с учетом пояснений истца свидетельствует о фактическом несоответствии ее волеизъявления заключенному сторонами договору дарения, суд первой инстанции пришел к правильному выводу об обоснованности заявленных ею требований.

Личностные особенностями истицы в силу преклонного возраста, состояния здоровья и образовательнго уровня, а также отсутствием доказательств выражения истицей намерений подарить принадлежащую ей квартиру, лицу, не состоящему с ней в родстве, лишившись тем самым единственного жилья, отсутствия факта наступления правовые последствий, вытекающих из договора дарения, позволили суду придти к обоснованному выводу о наличии оснований к признанию заключенного между истцом и ответчиком Вороновой договора дарения, равно как и последующей совершенной Вороновой сделки со спорной квартирой, недействительными, с применением правовых последствий недействительности сделки.

В силу п. 6 ст. 178 ГПК РФ, если сделка признана недействительной как совершенная под влиянием заблуждения, соответственно применяются правила, предусмотренные пунктом ст. 167 настоящего Кодекса.

Согласно п. 2 ст. 167 ГПК РФ при недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке

Применяя названные нормы, суд привел стороны безвозмездной сделки в первоначальное положение, возвратив истцу право собственности на спорное имущество.

Решение суда не противоречит собранным по делу доказательствам и требованиям закона.

Разрешая заявление стороны ответчика о пропуске истицей срока исковой давности, суд пришел к правомерному выводу о наличии обстоятельств, позволяющих расценивать причины пропуска срока на подачу искового заявления уважительными.

На основании ст. 205 ГК РФ в исключительных случаях, когда суд признает уважительной причину пропуска срока исковой давности по обстоятельствам, связанным с личностью истца (тяжелая болезнь, беспомощное состояние, неграмотность и т.п.), нарушенное право гражданина подлежит защите. Причины пропуска срока исковой давности могут признаваться уважительными, если они имели место в последние шесть месяцев срока давности, а если этот срок равен шести месяцам или менее шести месяцев - в течение срока давности.

Поскольку на момент заключения договора истица находилась в преклонном возрасте, имела проблемы со здоровьем, была юридически неграмотна, рассчитывала на соответствующую помощь со стороны ответчика в оформлении документов, с учетом того, что фактически передача имущества не состоялась, истец продолжала проживать в спорной квартире, в которой до настоящего времени и проживает, данные обстоятельства в совокупности создавали неправильное представление у истицы о характере возникших между сторонами правоотношений, что повлекло пропуск срока исковой давности для обращения в суд в защиту своих прав. Обращение в суд Бубенчиковой В.Н. стало возможным после восстановления родственных отношений с внучкой.

Доводы апелляционной жалобы направлены на переоценку имеющихся по делу доказательств. Фактов, которые не были бы проверены и не учтены судом первой инстанции при рассмотрении дела, и имели бы юридическое значение для вынесения судебного акта по существу, влияли на обоснованность и законность судебного решения, либо опровергали выводы суда первой инстанции, апелляционная жалоба ответчика не содержит. Выводы суда основаны на совокупности представленных по делу доказательств, которым судом была дана надлежащая оценка в соответствии со ст. 67 ГПК РФ. Оснований для иной оценки доказательств судебная коллегия не усматривает

Нарушений норм процессуального законодательства, влекущих отмену решения, судом не допущено.

Руководствуясь ст. 328 ГПК РФ, судебная коллегия

Решение Центрального районного суда гор. Красноярска от 16 февраля 2015 года, оставить без изменения, апелляционную жалобу Ворониной Т.М., Семеновой Т.В.- без удовлетворения.

Мнимый договор дарения

Исходя из смысла п. 1 ст. 170 ГК РФ, мнимой следует считать сделку дарения, которая совершается ее сторонами лишь для создания иллюзии ее заключения, без цели и желания наступления конкретных юридических и гражданско-правовых последствий, характерных для сделки данного вида. Такое дарение следует считать ничтожным — при наличии оснований считать дарение таковым, для признания его недействительности не требуется решение суда.

Отсутствие направленности волеизъявления сторон дарения на возникновение, изменение или прекращение каких-либо гражданских прав и обязанностей является дефектом сделки — его истинная конструкция как раз требует обратного. Исходя из этого, как и любая другая сделка, мнимое дарение не отвечает признакам гражданско-правовой сделки, отчего его следует считать недействительными.

Законодатель не установил специальных последствий заключения мнимого договора. Таким образом, в случае требования их применения, следует руководствоваться п. 2 ст. 167 ГК и применять общие последствия — взаимный возврат всего полученного сторонами по сделке.

Поскольку внутренняя воля сторон мнимого дарения расходится с их внешним волеизъявлением, оформленным должным образом, такой договор следует относить к сделкам, совершенным с пороком воли. Несмотря на то, что такие расхождения в волеизъявлениях сторон являются далеко не очевидным фактом и нуждаются в убедительном доказывании, законодатель все равно воспринимает указанную сделку ничтожной, с чем мы не можем не считаться.

Притворный договор дарения

Согласно п. 2 ст. 170 ГК РФ, притворным следует считать договор дарения, который совершается его сторонами без цели наступления конкретных юридических последствий, характерных для обычного дарения, а заключается лишь для прикрытия какой-либо другой сделки и истинной воли сторон договора. Как и мнимый, притворный договор является ничтожным, т.е. его недействительность, при наличии очевидных оснований для того, не требует признания его таковым со стороны суда.

При совершении притворного дарения, действительная воля сторон не соответствует их волеизъявлению по подписанному ими договору. Исходя из этого, законодателем предусмотрено специальное последствие, отличающееся от реституции — с учетом существа прикрываемой сделки, к ней применяются регулирующие ее правила. Так, суд может обязать стороны притворного дарения заключить сделку, которую они пытались прикрыть.

Основной целью заключения притворного дарения, является достижение незаконных последствий, в частности, обход нормативных запретов, ограничений и уклонение от установленных законом обязанностей. Исходя из этого, можно выделить основное назначение норм о притворных сделках — установление заслона для подобных неправомерных действий различных лиц.

Несмотря на ничтожность — изначальную недействительность притворного дарения, доказывание его в судебном процессе является довольно сложным. Такой вывод основан на том, что критерии, по которым можно судить о притворности дарения вряд ли поддаются обобщенному выражению. Единственным таким бесспорным критерием, прямое указание на который есть в п. 1 ст. 572 ГК, это наличие встречного представления или обязательства одаряемого.

Для подтверждения притворности дарения, заинтересованной в том стороне предоставляется весь спектр инструментов для доказывания, вплоть до привлечения свидетелей и представления косвенных доказательств. На практике, вопрос о признании притворности дарения, разрешается всегда в индивидуальном порядке с учетом фактических обстоятельств дела — бесспорная ничтожность имеет место крайне редко.

Порядок признания договора дарения недействительным

Договор дарения может быть признан недействительным только в судебном порядке, по требованию стороны сделки, конкретного, указанного в законе лица, или заинтересованного в признании недействительности любого другого субъекта (ст. 166 ГК). Для этого, такому лицу необходимо будет подать иск в суд с требованием признать договор дарения недействительным и применить соответствующие недействительности последствия, которые могут быть разными, в зависимости от основания для оспаривания.

Перед подачей искового заявления о признании недействительности, заинтересованному лицу необходимо оплатить госпошлину, чего требует ст. 132 ГПК, в противном случае иск будет оставлен без движения (ст. 136 ГПК). Согласно ст. 333.19 НК, размер пошлины в таких случаях будет составлять для физ. лиц — 300 рублей, для организаций — 6 тыс. рублей.

На заинтересованную сторону, которая оспаривает дарение, согласно ст. 56 ГПК, возложено бремя доказывания тех фактов, на которые она ссылается при обосновании своих требований о признании недействительности дарения. Исходя из этого, истцу необходимо обеспечить доказательную базу, которая будет тем или иным образом свидетельствовать о наличии оснований для признания недействительности и применения ее последствий.

В случае если доказательства несоответствия законным требования являются явными, а сделка, ввиду прямого указания в законе, является ничтожной, заинтересованное лицо может не заявлять требования о признании недействительности, ограничиваясь лишь просьбой о применении последствий — такое дарение является недействительным уже с момента его заключения. Если сделка является оспоримой — без такого требования не обойтись.

Если суд сочтет приведенные лицом доказательства достаточными для признания недействительности дарения и применения его последствий, он вынесет соответствующее решение, которым обяжет стороны к совершению определенных действий — возврату полученного по сделке (п. 2 ст. 167 ГК), заключению другой сделки (п. 2 ст. 170 ГК) и т.д.

Очевидно, что сам факт признания недействительности вряд ли удовлетворит заинтересованную сторону — ее целью, прежде всего, будет наступление последствий, к которым стороны обяжет суд. В случае если стороны откажутся от выполнения судебного предписания, заинтересованному лицу необходимо инициировать исполнительное производство, в рамках которого исполнение решение будет совершаться принудительно.

Отмена дарения

Положениями ст. 578 ГК установлена одна из самых ярко выраженных особенностей договора дарения — право дарителя на отмену сделки. Указанное право применимо им, вне зависимости от того, договор был заключен посредством передачи подарка или был исполнен после обещания его передачи, главное, что их применение возможно только после фактического исполнения сделки. Право дарителя на отмену дарения обусловлено тем, что при обогащении другого лица за свой счет, даритель вполне может рассчитывать на лояльность с его стороны. Основания же для отмены как раз исключают такую лояльность.

Первым основанием для отмены дарения, согласно п. 1 ст. 578 ГК, следует считать нанесение одаряемым телесных повреждений или покушение на жизнь дарителя и его родственников. Такое недостойное поведение одаряемого, для того, чтоб оно стало основанием для отмены, должно иметь умышленный характер и подтверждаться официальными документами — справками, выписками из уголовного дела и т.д.

Кроме того, дарение может быть отменено по причине недобросовестного использования подарка, который имеет крупную неимущественную ценность для дарителя, следствие чего может стать его безвозвратная утрата (п. 2 ст. 582 ГК). В суде дарителю предстоит доказать факт такого использования одаряемым переданной ему вещи.

Отмена дарения также возможна, если даритель переживет одаряемого, при условии, что такое право дарителя будет закреплено в договоре дарения (п. 4 ст. 578). Исходя из этого, даритель однозначно будет лишен указанного права, если будет совершать договор дарения устно.

Поскольку к обособленной форме дарения — пожертвованию, неприменимы общие основания для отмены, согласно п. 5 ст. 582 ГК, оно может быть отменено по специальному основанию — использование пожертвования не по назначению или изменение такого назначения в нарушение установленного для этого порядка.

Согласно п. 5 ст. 578 ГК, последствием отмены дарения следует считать реституцию — обязанность возврата сохранившегося в натуре подарка дарителю, а при его утрате — возмещение его стоимости в порядке п. 1 ст. 1105 ГК. Поскольку последствия носят обязательственно-правовой характер, отмена дарения, в случае отказа от добровольного возврата подарка, может проводиться только в судебном порядке.

Заключение

Исходя из возможности признания недействительности не только по требованию сторон, но и по инициативе других заинтересованных лиц, она позволяет защитить имущественные интересы всех требующих того субъектов права. В то же время широкий круг оснований для оспаривания дарения, заставляет стороны сделки стремиться к соблюдению максимального уровня законности договора, что свидетельствует о фактическом выполнении нормами права своей непосредственной задачи.

Pin
Send
Share
Send
Send