Помощь Юриста

СитуацияЧто происходит с топовыми банками и пора ли беспокоиться

Pin
Send
Share
Send
Send


Объем средств под управлением российских private banking растет ежегодно на 10–15%, обгоняя официальную инфляцию всего на 5–10%. Новых денег на рынке не появляется, за прошедшие пять лет он заметно консолидировался — доля 10 крупнейших банков достигла 80–85%. Большинство клиентов предпочли перевести свои средства из небольших банков в крупные государственные и «дочки» иностранных. Ключевым фактором в пользу такого решения стала чистка банковского рынка. Сохранность денег при отзыве лицензии не могут гарантировать ни близкие отношения с топ-менеджерами, ни личные гарантии собственников банков.

Традиционно главным продуктом private banking были депозиты с повышенной ставкой (на 1–3 п. п. выше лучшего рыночного предложения). До сих пор 75% денег в private banking — это вклады. Но их доля постепенно снижается. Все большему числу клиентов становятся интересны инвестиционные продукты, дающие при разумном риске более высокую доходность, чем банковские депозиты.

Это изменение запроса клиентов потребовало от банков развития инвестиционной компетенции внутри команд private banking, что является весьма дорогой трансформацией. Позволить себе команду профессиональных инвестиционных консультантов могут только крупные игроки. С точки зрения конкурентоспособности на рынке private banking это еще более увеличило разрыв между лидерами рынка и небольшими банками.

Еще несколько лет назад private-банкиры были уверены, что цифровая трансформация придет в их индустрию значительно позже розничного сегмента. Существовал миф, что состоятельные люди не захотят совершать банковские и инвестиционные операции со своего смартфона. Казалось, что для этих клиентов единственным удобным интерфейсом общения с банком является персональный менеджер.

Действительно, есть большой сегмент консервативных клиентов, которые не хотят разбираться в новых технологиях, предпочитая традиционное взаимодействие с менеджером. Однако цифровая трансформация все-таки докатилась и до private banking.

Во-первых, в числе состоятельных клиентов начали появляться клиенты до 40–45 лет. Это молодые успешные топ-менеджеры и предприниматели, а также наследники. Новое поколение клиентов активно использует современные технологии в обычной жизни и ожидает, что банк также предложит им цифровые возможности: информацию об остатках на счетах и динамике инвестиционного портфеля, простые транзакционные операции и т. д.

Во-вторых, консервативные клиенты более старшего возраста оказались не такими уж консервативными: среди них также есть группа пользователей, готовых использовать дистанционные каналы обслуживания.

Новые цифровые стандарты индустрии — дополнительный фактор отрыва лидеров рынка от банков второго эшелона, не имеющих ресурсов для участия в цифровой гонке.

У цифровизации есть и обратная сторона. Благодаря технологиям клиенты способны совершать простые операции самостоятельно. Теперь не требуется помощь менеджера, например, для покупки облигаций и акций на фондовом рынке. Более того, для этого даже необязательно быть клиентом private banking. Часть традиционных услуг private banking благодаря технологиям стала доступна даже массовым клиентам.

Все это заставляет банки предлагать более сложные продукты и услуги и решать задачи, которые клиент не сможет решить наедине со смартфоном: структурирование сделок M&A, передача наследства, создание целевых фондов, управление нефинансовыми активами и т. д.

Если в 2016 году ключевым фактором при выборе банка было качество сервиса, то сейчас на первое место вышла надежность. Сегодня клиенты готовы простить небольшие огрехи в сервисе, если банк выглядит действительно устойчивым.

Потеря интереса к сервису связана также с тем, что все лидеры рынка выравнялись по качеству и набору услуг. Выбирая один из крупных банков, клиент может и не заметить существенной разницы в обслуживании.

Выравнивание стандартов привело к тому, что клиенты в целом потеряли интерес к сравнению банков. Они просто не видят принципиальной разницы между разными банками. По данным Capgemini, среднее число банков, в которых обслуживается состоятельный клиент, сократилось с 2,6 в 2014 году до 2,2 в 2020-м.

Что происходит с Бинбанком

По мнению экспертов, проблемы Бинбанка, как и «Открытия», связаны со слишком агрессивным развитием и невысоким качеством активов, в то время как спрос на кредиты и покупательная способность людей снижаются. При этом Центробанк заинтересован в том, чтобы не допустить панику среди клиентов, поэтому при его финансовой поддержке Бинбанк продолжит выполнять свои обязательства. Если сложности продолжатся, он, вероятно, перейдет под контроль ЦБ.

Евгений Давыдович
председатель правления Бинбанка

Бинбанк продолжает работу в обычном режиме и выполняет все обязательства перед клиентами, в том числе перед вкладчиками — без промедления. Акционеры и вся команда банка при поддержке ЦБ прилагают максимум усилий для обеспечения бесперебойной работы банка для всех клиентов во всех регионах присутствия.

Александра Краснова
главный редактор «Сравни.ру»

Если случится санация, то для клиентов ничего не изменится — банк продолжит работать в штатном режиме: проводить платежи, выдавать вклады и взимать деньги за кредиты. Но, скорее всего, банку будет труднее развивать новые технологии — совершенствовать мобильное приложение и так далее.

Александр Баулин
управляющий активами «Церих Кэпитал Менеджмент»

Вероятность отзыва лицензии у Бинбанка небольшая. Как и «Открытие», «Бин» имеет слишком большую базу депозитов физлиц, да и активов юридических лиц тоже немало. Банкротство банка может вызвать цепную реакцию банкротств в разных секторах экономики, а этого Центробанк допустить не может. Переход еще одного частного банка под контроль ЦБ приведет со временем к постоянной докапитализации, что мы видим на примере ВЭБ и «Россельхоза». Это, конечно, печатание денег и девальвация рубля, но это жизнь, а не смерть.

Отток средств клиентов обычно происходит на слухах и панике, и обращение в ЦБ говорит, что он уже произошел. Новость о санации может временно ослабить отток.

Стоит ли ждать проблем в других банках

В середине августа менеджер компании «Альфа-Капитал» разослал клиентам письмо с предупреждением о рисках в «Открытии» и Бинбанке, а также Московском кредитном банке и Промсвязьбанке. Впоследствии «Альфа-Капитал» назвал рассылку частным мнением аналитика, не соответствующим действительности. Несмотря на подтвердившиеся у половины списка проблемы, в пресс-службе компании заявили The Village, что позиция «Альфа-Капитала» не изменилась.

Как сообщил The Village анонимный финансовый аналитик, поведение котировок акций и облигаций свидетельствует об опасении инвесторов, что Московский кредитный банк повторит судьбу «Открытия». Однако, по мнению экспертов, пока внешних признаков проблем у МКБ и Промсвязьбанка нет, а реальное положение дел известно только их владельцам, топ-менеджменту и Центробанку.

В свою очередь, ситуация с Бинбанком может стать прецедентной: ранее регулятор спасал только банки из числа системообразующих, к которым Бинбанк, в отличие от «Открытия», не относится. И если Центробанк согласится на санацию, это может спровоцировать аналогичные просьбы со стороны других кредитных организаций.

При этом специалисты отмечают явную заинтересованность государства в консолидации банковского сектора. Так, в 2013 году в России действовало 859 банков, а по итогам 2016 года осталось 575. По некоторым прогнозам, в отдаленном будущем банков останется всего пара сотен. Сейчас же Центробанк тестирует Фонд консолидации банковского сектора, позволяющего оздоравливать крупные банки класса too big to fail, не приводя к разрастанию госсектора.

Пресс-служба Московского кредитного банка

Банк не испытывает проблем с ликвидностью и на прошлой неделе был включен в список системно значимых банков Центробанка.

Наталья Смирнова
гендиректор компании «Персональный советник»

Если обратиться к письму «Альфа-Капитала», в зоне риска они оценивают МКБ и Промсвязьбанк, но оба банка входят в банки системной значимости ЦБ. Так что если мнение аналитика «Альфа-Капитала» подтвердится, то эти банки может ждать судьба «Открытия» — значит, это точно санация.

Наталья Романова
главный редактор портала Banki.ru

Банковская система России живет в состоянии кризиса уже много лет. Сейчас очередное обострение кризиса, которое коснулось крупнейших российских частных банков. Мы являемся свидетелями начала серьезной перекройки банковского сектора.

Несмотря на заявления главы Сбербанка Германа Грефа и председателя ЦБ Эльвиры Набиуллиной о недопустимости огосударствления банковской системы, мы видим обратное. «Открытие» и «Бин» входили в топ-3 крупнейших частных банковских групп России. Доля государства в системе будет расти, а экономическая и политическая ситуации не способствуют тому, чтобы эти банки после санации приобрели частные российские или иностранные инвесторы.

Усиление госконтроля

Большинство экспертов считают, что ключевым событием в банковской системе России последних лет стала национализация крупнейших частных банков — «Открытие», «Промсвязьбанк», «БИНБАНК», «Траст», «МИнБ», «АТБ» и другие.

Универсальные банки, которые полностью принадлежат ЦБ или Росимуществу, сейчас наиболее конкурентоспособные. Речь идет о Сбербанке, ВТБ, Россельхозбанке. В то время как те кредитные организации, блокирующий пакет акций которых в руках госкомпаний, — например, Газпромбанк — демонстрируют более низкую рентабельность капитала.

Между тем, эксперты отмечают, что к улучшению конкурентной среды в банковском секторе может привести сотрудничество банков с финтех-компаниями. На Западе такие практики уже успешно распространяются. Так, американская финтех-компания Kabbage совместно с канадским Scotiabank занимается оптимизацией онлайн-кредитования, а с компаниями ING, MasterCard и банком Santander — повышением доступности капитала малому бизнесу.

Что делать клиентам

Как отмечают специалисты, клиенты Бинбанка и других крупных банков, скорее всего, не пострадают, поскольку Центробанк не может допустить их банкротства. Однако эксперты советуют держать в одном банке деньги в пределах страховой суммы — не более 1,4 миллиона рублей. При этом гендиректор компании «Персональный советник» Наталья Смирнова считает, что клиентам госбанков системной значимости не о чем беспокоиться, даже если сумма свыше 1,4 миллиона рублей.

Александра Краснова
главный редактор «Сравни.ру»

Есть универсальное правило — держать в одном банке не больше 1,4 миллиона рублей. Эта сумма застрахована государством, и ее вернут в случае проблем у банка. Обязательно нужно сохранять все документы об открытии вклада. А если вы его пополняли, то брать выписку с новой суммой вклада. Это необходимо на случай, если ваш вклад выведут за баланс (то есть деньги примут, а в реестр вкладчиков не включат). Такие ситуации случались. Тем, у кого были сохранены документы, вклад в итоге возвращали.

Вклад в банке даже сейчас можно сравнить с полетом на самолете. Аварии случаются, но это по-прежнему самый надежный способ хранения денег.

Продолжение зачистки

На октябрь 2019 года в России функционируют 454 кредитные организации. К 2024 году, по мнению экспертов, их число не превысит 150. ЦБ будет продолжать работу по проверке качества и источников капитала банков и лишать лицензий те кредитные организации, которые предоставляют фальсифицированную отчетность.

Несмотря на то, что ни один из опрошенных экспертов не отметил положительного влияния такой зачистки на темпы экономического роста, большинство согласны, что она не несет и негативных последствий: сектор нуждается в дальнейшем избавлении от слабых банков.

Цифровизация бизнеса

Новые технологии — искусственный интеллект, мобильный банкинг и Интернет вещей — снижают операционные затраты и повышают скорость исполнения задач, включая принятие управленческих решений. Так, использование технологий big data позволяет узнать больше о потребительском поведении клиентов и быстрее реагировать на случаи мошенничества, а также снизить риски. Однако из-за ресурсных ограничений банки стараются снять наиболее рентабельные «сливки» с цифровой революции. Прежде всего, они развивают клиентские приложения, а не внутренние процессы, которые могли бы лучше оптимизировать издержки.

Не все эксперты верят, что инновационные введения увеличат прибыльность банков. Есть те, кто считают, что сами по себе технологии не гарантируют рентабельности: затраты на их введение могут оказаться больше, чем их эффект на доходы и/или издержки, а результат зависит от характера их использования банками. Например, эффективность клиентских приложений зависит от благосостояния потребителей и спроса на те или иные услуги.

Вместо рынка — Центробанк

В 2013 году Центральному банку России была присвоена функция мегарегулятора, то есть даны полномочия осуществлять регулирование и надзор за всеми участниками финансового сектора, а также инфраструктурными организациями финансового рынка (например, биржевыми и клиринговыми компаниями, осуществляющими безналичные расчеты). Кроме того, за последние годы он стал собственником большего количества финансовых организаций, что нехарактерно для международной практики. Доля государства в активах российской банковской системы достигает почти 70% (включая 10,6% активов, находящихся в процессе финансового оздоровления), что характерно для развивающихся рынков (например, Индия — 67,47%, Бразилия — 46,7%). Напротив, по данным Всемирного банка, доля государства в банковских активах среди европейских стран не превышает 40% (Германия), а в среднем она значительно ниже — всего 15,3% (Еврозона).

Эксперты считают, что устойчивость институтов и системы — естественное желание регулятора — заняли место цели, а не инструмента. Тогда как в классическом понимании, банки должны приносить прибыль, а надзор и регулирование — это ограничения, накладываемые обществом для того, чтобы прибыль извлекалась с разумным риском.

Сочетание функций регулирования и надзора, с одной стороны, и владения капиталами коммерческих организаций с другой стороны — это сильная власть. Роль мегарегулятора настолько велика, что такие факторы, как курс рубля и темпы инфляции, оказывают меньший эффект на банковский сектор, чем действия ЦБ.

Солодков Василий, профессор Банковского института
Сухов Михаил, профессор Банковского института
Краюшкина Жаклин, стажер-исследователь ИСИЭЗ
Чичканов Николай, научный сотрудник ИСИЭЗ
Манжулин Игорь, аналитик Управляющей компании БКС
Белоусова Вероника, ведущий научный сотрудник ИСИЭЗ

Pin
Send
Share
Send
Send